Вопрос о Сахаре в Организации Объединенных Наций

Марокко приняло участие в реализации предлагаемого плана урегулирования в 1991 году, под эгидой органа Организации Объединенных Наций, чтобы решить конфликт Западной Сахары.

Учитывая сложности и чувствительность процесса идентификации личности и преднамеренное исключение важных компонентов из племен Сахары из этой серии, в дополнение к основным различиям, которые характеризовали позиции сторон по ключевым аспектам Ооновского урегулирования, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, а также Совет Безопасности пришли к выводу, что предлагаемый план урегулирования не подлежит применению.

Таким образом, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций подчеркнул в своем докладе от 17 февраля 2000 года, что: «прошло почти девять лет с момента создания Миссии Организации Объединенных Наций в Сахаре, однако, не удалось в этот период полно реализовать какой-либо из основных элементов проекта Организации Объединенных Наций, за исключением наблюдения за прекращением огня «.

Совет Безопасности сделал вывод об этой ситуации в Резолюции № 1292 от 29 февраля 2000 года, рекомендовал Генеральному секретарю необходимость консультироваться со всеми сторонами и обсудить пути и средства поиска прочного, согласованного решения по конфликту в Сахаре.

Выполняя эти рекомендации, Личный посланник Генерального секретаря Организации Объединенных Наций г-н Джеймс Бейкер провел серию консультаций в течение 2000 года в Лондоне, а затем в Берлине. Он призывал стороны к необходимости достижения компромисса, назвав его «третим решением» и начать переговоры о политическом решении конфликта Сахары. (Рапорт № 683/2000/S, от 13 июля 2000 года).

При предоставлении рамочного проекта соглашения, который стал известен как «первый проект Бейкера», июнь 2001 года, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций и его Личный посланник считали, что этот проект дает последний шанс в ближайшие годы для решения этого спора, а также обратились ко всем сторонам воспользоваться этой возможностью, потому что она служит интересам жителей Сахары и всем государствам региона.

И в своей резолюции № 1359 от 29 июня 2001 года, Совет Безопасности одобрил эту рекомендацию и призвал стороны рассматривать проект рамочного соглашения и вести переговоры о любых конкретных изменения, которые они хотели бы видеть в этом предложении, а также обсудить любые другие предложения, предлагаемые сторонами в целях достижения политического согласованного соглашения.

В ответ на это решение, Марокко согласилось на Рамочное соглашение в качестве основы для переговоров о окончательном урегулировании этого регионального конфликта, в то время как Алжир и ПОЛИСАРИО отклоняли его и отказались вести переговоры в соответствии с предложением Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Алжир пошел еще дальше, когда предоставлял 2 ноября 2001 года предложение г-ну Джеймсу Бейкеру в Хьюстоне, суть которого разделить территорию и население Сахары на два части. Для справки, это предложение игнорировало принцип самоопределения и миф о «земле и народе Западной Сахары», который был в центре алжирского объявленного и необъявленного отношения к этому конфликту.

То, что вызывает удивления здесь, это алжирское преднамеренное игнорирование первого плана Джеймса Бейкера, а также алжирское предложение, направленное на раскол Сахары в качестве основного условия в рамках Ооновского урегулирования для этого конфликта.

После этого Джеймс Бейкер предложил мирный план, известный как «второй план Бейкера». Со своей стороны Совет Безопасности в своей резолюции 1459 от июля 2003 года, связал свою поддержку этому плану с согласием сторон. И из-за глубоких разногласий между сторонами по второму плану Бейкера, Совет Безопасности считал его окулированным отозвал свою поддержку ему в качестве основы для переговоров по этому конфликту.

Резолюцией № 1541 от 29 апреля 2004 года, Совет Безопасности окончательно принял позицию международного сообщества, суть которой необходимо найти согласованное политическое решение для решения вопроса о Сахаре, а также поставил этот конфликт в своем реальном региональном контексте, призывая в то же время, страны региона к сотрудничеству с Генеральным секретарем и его Личным посланником.

После отставки г-на Джеймса Бейкера в июне 2004 года, Генсек ООН, Кофи Аннан, назначил г-на Альваро де Сото (Álvaro de Soto), приемником своего предшественника, чтобы продолжать работу со сторонами в целях достижения политического компромисса, без какого- либо упоминания о втором плане Бейкера. В результате Алжир проявил непримиримость и отказался от сотрудничества с новым посланником ООН и настаивал на его смене.

После отказа Алжира сотрудничать с личным посланником Генерального секретаря ООН, г-ном Альваро де Сото, Генеральный секретарь назначил нового посла, г-на Питера ван Валсума, велел ему «оценить ситуацию и обсудить оптимальные пункты, чтобы выходить из нынешнего политического тупика, со сторонами и с соседними странами и другими заинтересованными сторонами». (Письмо Генерального секретаря Организации Объединенных Наций в Совете Безопасности под номером 497/2005/S).

В этой связи, г-н ван Валсум предоставил в 18 января 2006 году, его видение Совету Безопасности, чтобы решить конфликт. Он предоставлял подробный анализ фактов, касающихся конфликта, призывая все стороны участвовать в переговорах, а также призвал международное сообщество убедить Алжир принимать участие в этих переговорах, так как именно он имеет ключ решения этого конфликта.

Генеральный секретарь подтвердил этот новый подход в своем докладе № 249/2006/ S, в апреле 2006 года.